суббота, 27 ноября 2010 г.

RIP H.Lesser...


Как стало известно из сообщения на блоге Стивена Хичкока, известный английский дистрибьютор тканей H.Lesser был приобретён другой британской компанией, Harrisons of Edinburgh.

Ну и что, скажете вы? Одна компания купила другую – в мире бизнеса это случается сплошь и рядом. Да, всё верно. Больше того, по первоначальным сведениям, Harrisons планирует продолжать заказывать ткань на тех же фабриках и с тем же уровнем качества, что сейчас. Даже бренд H.Lesser будет сохранён!

И всё-таки... у H.Lesser была, наверное, самая высокая репутация среди производителей тканей в мире – именно так, а не иначе! И магия этой репутация каким-то волшебным образом распространялась на всех – начиная от портных (на Сэвил Роу в ходу афоризм: “lesser is more”) и заканчивая производителями (которые иногда применяли более высокие стандарты финишной обработки, если заказчиком был Lesser!) Теперь H.Lesser исчезнет, как самостоятельная компания, а вместе с ней и эта магия...

Действительно, как пишет Хичкок, это не просто конец одной хорошей компании, это конец целой эпохи...

пятница, 26 ноября 2010 г.

Идеальное ателье

ИДЕАЛЬНОЕ АТЕЛЬЕ, ср., нескл.

1) Не существует.

Это истина, которую хорошо бы держать в голове всем владельцам / работникам ателье, читающим на форумах / блогах мнения клиентов или просто интересующихся – мнения, далеко не всегда только лишь восторженные.

Причина проста: даже если представить себе ателье, в котором всё исключительно – и швы выполнены вручную, и ткань только самая лучшая, и крой безупречный, ну а качество пошива просто заоблачное, то... то у такого ателье и цены должны быть заоблачными. Что, понятное дело, мало у кого может вызвать восторг.

Клиенты, демонстрирующие результат работы ателье, также должны быть безупречными красавцами с замечательными фигурами и абсолютным чувством стиля... что и вовсе невозможно.

Наконец, пошив на заказ это очень персональный бизнес, и также как не найдётся человека, который нравится абсолютно всем, не найдётся ателье, подходящего всем и каждому.

Так что отрицательные мнения об ателье – это вполне нормально. Ведь идеального ателье не существует.

2) Любое ателье, у которого есть довольные клиенты.

Странная вещь – если клиент доволен выбором ателье, то он будет защищать этот выбор куда сильнее, чем если бы речь шла о компании, выпускающей “готовую” одежду. Сколько раз я видел на форумах, как в ответ на вопрос “у кого-нибудь есть опыт пошива в Norton & Sons?” пишут “опыта с Nortons нет, но я очень рекомендую Meyer & Mortimer, клиентом которых являюсь”! Ну а что начинается, если кто-то начинает критиковать, даже в самом малом, предмет выбора... ;-)

Скорее всего, причина такого отношения кроется опять-таки в персональной природе пошива на заказ.

В общем, всё это очень сложно, и единого мнения об “ателье N”, какое бы название не стояло на месте буквы N, быть не может. Ведь идеального ателье не существует... и в то же время, все ателье идеальны.

среда, 24 ноября 2010 г.

Кошки-мышки

Наверное, для большинства читателей блога это давно известная и привычная вещь, но для меня она стала маленьким открытием:


Галстук, в котором на двух нижних третях нарисованы дремлющие кошки...


...а на верхней трети, приходящейся на узкий конец, танцующие мышки.

В завязанном виде это выглядит примерно так:


Как видите, мышки попадают на ту часть галстука, которая в лучшем случае видна лишь чуть-чуть, а обычно не видна вовсе.

Не знаю, почему, но детали такого рода приводят меня в совершенный восторг – откровенно говоря, “потайные мыши” послужили весомым доводом в пользу покупки именно этого галстука. ;-)

Как эти самые необычные детали можно назвать?

Спреццатура? Ну уж нет! – хотя бы потому, что спреццатура требует явных усилий со стороны владельца предмета одежды, а здесь таких не требуется (ну разве что усилия по покупке самого галстука).

Дизайнерские “фишки”? Н-е-е-е-т, только не это!

Наверное, самым подходящим (хотя всё равно не очень удачным) определением является “classic with a twist” (на Русский примерно переводится как “классика с вывертом”).

Самый известный любитель такой классики – Пол Смит; хотя для меня его “выверты” (вроде разноцветных пуговиц на рубашке или голых женщин на подкладке пиджака) всё-таки чересчур. Впрочем, это дело личного вкуса...

понедельник, 22 ноября 2010 г.

Лондон 2010: odds & ends


Как и в прошлом году, в завершение моих “путевых заметок” о Лондоне, несколько фото, никуда больше не поместившихся.


Кроме стиля и элегантности, в этом блоге время от времени можно прочитать и о еде. (Что вполне укладывается в заявленную тему, так как без сомнения, еда является предметом материального мира. ;-))

Поэтому с удовольствием рекомендую два гастрономических магазина в Лондоне. Первый известен всем, гордо именует себя “троном Пиккадилли” и продаёт в основном еду под собственной маркой.


Второй известен чуть меньше, находится в Челси, и вообще скромнее. Но ничуть не хуже, хоть и на свой лад.

В обоих магазинах можно перекусить (что для туриста актуальнее большого выбора собственно продуктов): в Fortnum & Mason есть несколько ресторанов и кафе, в Partridge's – кафе.

Рекомендую и тот, и другой.




В шляпном магазине Lock – “Lock & Roll”.


А на витрине ателье Kashket's – парадный гусарский мундир.

Кстати, это не просто для украшения. Как ни удивительно, но для многих английских ателье мундиры, ливреи и прочие виды униформы (в основном, конечно, парадной) до сих пор составляют значимую часть бизнеса.


На витрине Swaine, Adeney, Brigg всё скучнее, зато с выбором не ошибёшься.


Здесь выбор зашкаливает, причём можно вполне и ошибиться – продаются и очень недорогие модели (соответствующего качества). Простой алгоритм успеха – покупать только то, что выпущено под собственной маркой магазина. Кстати, здесь можно сшить зонтик на заказ – на выбор цвет и материал купола, ручка, длина. Зонтик с ручкой в виде лисьей головы, мелькавший на форуме gentsclub.ru – как раз отсюда.


Ещё один лондонский магазин... вернее, лавка – та самая “лавка древностей” из книги Диккенса. Сейчас продаёт обувь Tricker's, правда, весьма странных моделей.




Отдельная тема – Лондонские парки (и кафе, в этих парках находящиеся). Наверное, надо собраться, и посвятить им отдельную заметку – они того стоят!

суббота, 20 ноября 2010 г.

Настоящая bespoke рубашка: организация ателье

(Давние читатели блога помнят, что когда-то я публиковал перевод статей французского рубашечника Пьера Дюбоина. Потом эти переводы прекратились – по нескольким причинам, в том числе и потому, что почти все интересные статьи закончились. Но “почти” не считается, и парочка интересных всё-таки осталась. Надеюсь, соберусь с духом, и переведу их все. Сегодня – большая статья об организации французского рубашечного ателье. Можете сравнить с тем, как дело организовано в тех ателье, где вам доводилось бывать. ;-) Оригинал можно прочитать здесь.)

Организация ателье

Должен сказать, что я скучаю по работе в мастерских.

Я провёл в них тридцать лет, и вспоминать об этом, сидя за экраном компьютера, непросто. Но я попробую. Всё, что у меня осталось сейчас – несколько документов и иллюстраций.

Главный закройщик

Его роль

Прежде всего, небольшое отступление. Я хотел бы сказать, что не существует такого термина – ”мастер рубашечник”. Слово ”мастер” используется только некоторыми портными; обычно теми, кто ушёл в “вольное плавание”. Как бы там ни было, мне неизвестно о существовании организации, раздающей этот титул, и устанавливающей стандарты, которым его обладатели должны соответствовать.

Но начну рассказ. Главный закройщик является главой ателье. Он отвечает за весь процесс производства рубашки. Он снимает мерки с клиента, создаёт выкройку и проводит примерки. Он заказывает всё, что нужно – включая пуговицы, нитки, прокладочные материалы. В этом ему помогает старшая швея. Кроме того, часто помощником выступает второй закройщик; он заступает на место главного закройщика на то время, когда тот по каким-то причинам отсутствует – например, находится в отъезде.

Оба закройщика подготавливают “полную” выкройку, включающую все необходимые указания швеям. Главный закройщик не занимается вопросами оплаты заказа – это задача продавцов.

Иногда – хотя и нечасто – главный закройщик также закупает ткань. Впрочем, некоторые из нас не особенно разбираются в тканях – должен сказать, что и я не силён в этом вопросе. Я всегда сожалел о данном пробеле в своём образовании. Причиной тому боязнь менеджмента вовлечь нас в процесс закупки ткани. Без сомнения, они опасались, что наша некомпетентность (или наоборот, излишек компетентности) приведёт к уменьшению их доходов. Такое положение дел плохо влияло на командный дух – в конце концов, все мы работали над достижением одной цели.

Его инструменты


Ножницы (Chiseaux)

Используются только для отрезания бумаги и картона. Длинные тонкие лезвия позволяют вырезать сложные кривые, как например, кривая для проймы.



Шило (Le Poinçon)

Для небольших отметин – например, тех мест, где должны быть пуговицы и пуговичные петли на стойке воротничка.


(Выкройка стойки воротничка с отметинами, сделанными с помощью шила.)

Картон (Le Carton)

Картон обычно используется для создания выкройки воротничка; но кроме того, он применяется для многих других компонент выкройки, требующих частой подгонки – таких, как манжеты и кокетка.

Бумага (Le Papier)

Используется для компонент выкройки, соответствующих “телу” рубашки и рукавам.

Карандаши (Le Crayon)

Я использую несколько типов карандашей:
  • 3H/4H (жёсткие – для вычерчивания воротничков)
  • 2H (для вычерчивания других компонент выкройки)
  • HB или 2H (для вычерчивания “тела” рубашки – тот или другой, в зависимости от настроения)
Рулетка (не путайте с русской рулеткой, пожалуйста!)

Используется при копировании и обведении выкройки на бумаге или картоне.

Веса (Les Poids)

Не дают бумажной выкройке “елозить” по столу. Каждое весит около 1 килограмма, и при одновременном вырезании нескольких слоёв ткани обычно используется несколько таких весов.


Сантиметр (Le Centimètre Ruban)

Для снятия мерок с клиента и уточнения размеров воротничка и проймы. Я всегда снимаю металлический наконечник с новых сантиметров – при работе над воротничком имеет значение каждый миллиметр.

Булавки (Les Épingles)

Главную роль играют при примерках, для закалывания излишка ткани. Также используются при вырезании толстых компонент выкройки, таких как воротничок, манжеты и кокетка (в том случае, когда она цельноскроенная).


(Булавка препятствует скольжению двух половинок выкройки при вырезании.)

Карандашница (Le “Pot a Crayons”)

Хранит карандаши разной жёсткости и цветов, которые мне могут понадобиться при работе. Я постоянно теряю карандаши – они закатываются под бумажные выкройки, так что держу запасную карандашницу, дабы не тратить время на поиски. Убирая стол после работы, я обычно нахожу пять или шесть карандашей.


Линейки (Les Règles)

Метровая: используется при черчении полочек, планки и спинки.


30/50/75 сантиметровые: для воротничков и манжет (30 см), проймы (50 см), поперечного сечения рукавов и спинки (75 см). 75 см линейку я использую чаще всего, так как она не очень громоздкая, и может быть применена для чего угодно.


(Использование 75 см линейки для вычерчивания спинки.)

Угольники (Les Équerres)

Большой для черчения прямых углов и выполнения измерений. Небольшой, без нанесённой разметки, для черчения углов в тех случаях, когда можно обойтись без измерений.


Младшие закройщики

Любой главный закройщик когда-то был младшим закройщиком. Младшие закройщики вырезают из ткани отдельные компоненты рубашки, согласно выкройке. Вся нужная для работы информация должна быть представлена на выкройке и бланке заказа – начиная от номера ткани и заканчивая степенью наклона плеч клиента.

В любом случае младшие закройщики не вносят каких-либо изменений в выкройку – максимум они могут сообщить об ошибках, которые потом будут исправлены главным закройщиком.

Обычно закройщики работают в отдельной комнате, которая называется “комната для раскроя”. Как только компоненты рубашки вырезаны, они складываются и свёртываются (получившийся свёрток наши друзья портные называют “полено” (une buche)), причём всегда одним и тем же образом, дабы избежать путаницы.
  • Спинка складывается пополам, изнанкой наружу, и кладётся на стол.
  • Полочки кладутся на спинку, посередине, и складываются вчетверо.
  • Рукава складываются вдвое; внутрь них помещают рукавные планки (которые обычно вырезают из ткани, оставшейся после вырезания пройм)
  • Компоненты кокетки
  • Манжеты, которые обёртывают лентой отдельно
Все компоненты всегда кладутся в одном и том же порядке, а затем обёртываются в спинку и перетягиваются лентой. У каждого рубашечника есть свой способ складывания “полена”; тот, что описан выше, применялся мной.

Их инструменты


Ножницы (Les Ciseaux)

Толстые лезвия, способные резать сразу несколько слоёв ткани.

Утюг (весом 1.2 кг) (Le Fer)

Используется для глажки ткани перед кроем. Постоянно включён, так как может потребоваться в любой момент.

Ткань для глажки (La Toile a Repasser)

Несколько слоёв войлока и один слой тонкой ткани. Как подсказывает название, используется при глажке ткани.

Карандаш (Le Crayon)

Предпочтительно HB, который хорошо чертит на ткани. Обычно самая светлая ткань кладётся сверху – дабы след от карандаша был лучше виден. Иногда, при работе с тёмными тканями, мы используем более мягкий карандаш, такой как B или 2B, или карандаш белого цвета.

Рулетка (La Roulette)

Прокалывает ткань, и таким образом, оставляет на ней след.

Шило (Le Poinçon)

Используется для прокалывания нескольких слоёв ткани, чтобы обозначить место соединения полочки и спинки, и место начала планки на рукаве.

Веса (Les Poids)

Для удерживания ткани на месте при крое.

Сантиметр или линейка (Le Centimètre Ruban ou Les Règles)

Для измерения длины ткани, которую необходимо отрезать.

Булавки (Les Épingles)

Держат вместе несколько слоёв ткани, мешая им перемещаться при крое. Незаменимы при работе с шёлком, который очень трудно удержать на месте.

Доска и ножницы (La Planche et Les Cornettes)

Используются для кроя нескольких слоёв ткани с высокой точностью – например, воротничков, манжет и кокеток. Одновременно можно кроить до шести слоёв ткани. Самый большой нож, с самым широким лезвием, называется “гильотина” (trancheuse). Но он используется только при отрезании прямых участков ткани.


(На этом фото видны руки моего отца.)

БЕРЕГИТЕ ПАЛЬЦЫ!

Небольшой анекдот: конечно же, в скором времени после поступления на работу, я порезал себе палец. Мой отец, ничтоже сумняшеся, велел подержать палец под струей холодной воды и перевязать обрезком ткани. В итоге я подхватил инфекцию и вынужден был принимать антибиотики. До сих пор, спустя тридцать лет, у меня остался шрам на этом месте. Кто бы мог подумать, что шить рубашки это такая опасная профессия!


Мастерские

К сожалению, у меня сохранилось очень мало документов о той важной роли, которую играют швеи, работающие в мастерских. Но я постараюсь рассказать настолько подробно, насколько смогу.

Главная швея

Управляет работой мастерской и всем, что здесь происходит. Отвечает за то, чтобы заказы были готовы к нужному сроку, включая время, необходимое для вышивания монограмм и стирку. Вторая швея (seconde) помогает главной швее во всём.

Вот как проходит работа над заказом: свёрток с вырезанной тканью (или “бревно”, если вам больше нравится это название) распределяется следующим образом:

Полочки

Полочки поступают к даме, отвечающей за создание планки.


Она выбирает цвет нити, который будет использоваться для всех швов, в том числе для обмётки пуговичных петель. Если у неё есть сомнения, она может проконсультироваться с главной или со второй швеёй. Если и они не могут сделать выбор, решение принимает главный закройщик. Чтобы облегчить свой выбор, швея может опробовать нитки разного цвета на небольшом кусочке ткани. После того, как выбор будет сделан, цвет и номер нити записывается на бланке заказа, и хранится до конца работы над рубашкой. У нас были огромные ящики, заполненные нитками всех цветов радуги – и тем не менее, иногда мы не могли сделать устраивавший нас выбор.

Воротничок

Воротничок поступает к специалисту по работе над воротничками (faucolière).


(На фото изображена выкройка воротничков “готовой” рубашки, но при пошиве на заказ она выглядит похожим образом.)

Готовый воротничок должен в точности соответствовать выкройке.

Манжеты

Над манжетами обычно работают ученики, так как это относительно простая задача. В зависимости от прилежания и успехов, им могут быть поручены более сложные компоненты.

Сборка

Швеи, отвечающие за окончательную “сборку” рубашки, приступают к работе после того, как будут готовы воротнички и манжеты.

Дамы, работающие над “сборкой”, называются “машинистами” (les mècaniciennes, так как они работают на швейных машинках) или “сборщиками” (monteuses). Они получают все компоненты рубашки вместе с бланком заказа, на котором находится вся необходимая информация.


(Бланк заказа во всей своей красе.)

Каждая мелочь расписана, и всегда в одном и том же порядке. Каждая компонента рубашки описана своим цветом, и эти цвета никогда не меняются.




После “сборки” вторая швея передаёт рубашку для обмётки пуговичных петель.

Пуговичные петли

Этой работой занимается одна из швей. Она же пришивает пуговицы.


(Коробочка с пуговицами, нитки, молоток и нож: швея, работающая над пуговичными петлями, на своём посту.)

Ножи служат для прорезания петель. Заметьте, что при ручном обмётывании петля вначале прорезается, и только затем обмётывается. В то время как при машинном, вначале пришиваются нитки, затем прорезается петля. Ножи для прорезания петель похожи на зубила и наточены очень остро.

Молоток нужен для ударов по зубило-образным ножам – дабы добиться ровной и аккуратной петли.

Хочу заметить, что это очень тяжёлая работа, требующая постоянного нахождения в согбенном положении. Также как и при выполнении монограмм, при обмётывании петель нагрузка на глаза очень велика, что со временем может сильно ослабить зрение.

Наконец, пошив рубашки завершён, и после проверки главной или второй швеёй, рубашка передаётся контролёру качества.


Контролёр


Эта дама тщательно проверяет рубашку на соответствие бланку заказа. Проверке подлежит всё: от вида воротничка и числа складок у манжета до аккуратности швов и количества пуговиц. Если хоть что-то не отвечает стандартам качества, рубашка отправляется на переделку. Понятное дело, что иногда это приводит к конфликтам. Но всё делается ради одной цели – качества!

После проверки контролёром рубашка поступает к швее, вышивающей монограммы.


Монограммы

Монограмма вышивается в том месте, которое указал клиент. Если у клиента монограмма содержит какой-то рисунок (например, корону), то у швеи перед глазами должен быть образец. Вышивка монограмм (и, иногда, стирка) это единственные этапы работы над рубашкой, которые можно доверить сторонним работникам. Насколько я знаю, только лишь компания Sulka (и даже она лишь во времена своего расцвета) держала в штате швей, специализировавшихся на монограммах.

После вышивки монограммы рубашка возвращается к контролёру, который проверяет цвет, местоположение и качество выполнения монограммы. После этой последней проверки рубашку можно постирать.


Стирка

В прачечной рубашку стирают и глядят, и на этом работа над ней завершается. Во Франции стирку называют бланшировкой (blanchissage) – в память о тех временах, когда все рубашки были белого цвета. Сегодня глажка обычно выполняется в самом ателье, работником, специализирующимся на этом.


Глажка

Кроме собственно глажки, гладильщик проверяет размер воротничка после стирки, и упаковывает рубашку – используя папиросную бумагу, пластиковую и картонную вставки для защиты от сминания рубашки и воротничка. Упакованная рубашка укладывается в красивую коробку.


Вот так работает ателье по пошиву рубашек на заказ – или во всяком случае, так работало ателье, в котором трудился я. Надеюсь, что вам было интересно. Если у вас есть замечания или вопросы, не стесняйтесь задавать их.

вторник, 2 ноября 2010 г.

Подготовка ко встрече с портным

Вопрос о том, как подготовиться ко встрече с портным* (о чём подумать? что сделать?), возникает довольно часто. Я здесь не Бог весть какой специалист, но... но в нескольких таких встречах успел поучаствовать. Так что – после всех возможных оговорок – спешу поделиться скромным опытом.

О чём подумать – вопрос интересный, и требует отдельного разговора. Разрешите отложить его на потом.

Но кроме мыслей и кошелька очень полезно приготовить и захватить с собой ещё два предмета...

Предмет первый: самая любимая вещь из вашего гардероба – причём того же типа, что вы собираетесь заказать. То есть если идёте к рубашечнику, это любимая рубашка; если будете шить пиджак – любимый пиджак, ну и так далее. Зачем она нужна? Две причины: возможность оценить дефекты посадки и баланс, и возможность обсудить “на живом примере” некоторые предпочтения (начиная от длины рукава и заканчивая степенью жёсткости воротничка).

Предмет второй: фотографии того, что вы собираетесь пошить. Да, я понимаю – этой вещи ещё не существует в природе. Но ведь наверняка есть что-то, что послужило источником вдохновения. Совсем необязательно намерение копировать фото целиком – возможно, просто нравится степень приталивания рубашки, или форма лацканов пиджака. Даже фасон куда проще показать, чем объяснить на словах. Собственно, поговорку про одну картинку и тысячу слов придумали как раз для таких случаев.

Вот и всё – скорее всего, тривиальные сведения для многих из читающих эти строки. Но “сын ошибок трудных” для автора строк... ;-)

P.S.: Эти две фотографии я брал с собой, когда заказывал пиджаки из заметки о “hard & soft”:



Что скажите? – получилось “повторить идею”?

*: рубашечником, сапожником... в общем, любым мастером, работающим на заказ.